Home > Какие корни у моей фамилии > какие корни у моей фамилии

какие корни у моей фамилии

В соответствии с современным состоянием исследований необходимо исходить из того, что унифицированных процессов, приводящих к соматоформному расстройству, не существует. В Какие корни у моей фамилии исследовании (Torgersen, ) было установлено, что у монозиготных близнецов (N = какие корни у моей фамилии) показатель конкордантности относительно диагноза соматоформного расстройства составляет %, в то время как у дизиготных (N = ) — только %. В качестве интересного дополнительного результата следует упомянуть, что ни у одной пары обследованных близнецов не были диагностированы идентичные подгруппы соматоформных расстройств. В зависимости от обстоятельств здесь также может обнаруживаться связь с прежним опытом насилия, который обсуждается далее в этой главе в качестве возможного фактора риска. В целом, можно констатировать (Guze, ) наличие генетических компонентов, не являющихся специфическими для соматизированного расстройства, но включающих антисоциальное поведение, а также проблемы с алкоголем и выражающихся в какие корни у моей фамилии явной форме, чем при некоторых других психических расстройствах (например, шизофрении). И наши собственные исследования показали, что пациенты с соматизированным расстройством склонны какие корни у моей фамилии тому, чтобы оценивать незначительное недомогание как сигнал болезни. Я доминируют соответственно такие установки, как «Я слаб и маловынослив; я должен беречь свои силы» и др. В последнее время именно сексуальное насилие часто исследуется в качестве возможного фактора риска. В какой мере эти данные справедливы для немецкоязычных стран, пока не ясно. В таких семейных условиях во много раз выше вероятность оказаться жертвой насилия, что также представляет собой фактор риска (см. В то время как концепция алекситимии быстро завоевала признание, ее значение в качестве фактора риска для появления симптомов соматизации до сих пор не достаточно подтверждено. В конце – х годов была опубликована Торонтская шкала алекситимии (Toronto Alexithymie Skala); предполагается, что ее качество исследования довольно высоко. В последнее время широко используется и обсуждается так называемая модель личности «the big five» («большая пятерка») (экстраверсия, дружелюбие, сила характера, эмоциональность, рефлексивность/открытость). В одной из работ (Kirmayer, Robbins & Paris, ) было установлено, как эти по-новому определенные личностные факторы могут отражаться на возникновении и поддержании соматоформных расстройств, с одной стороны, и на поведении, связанном с поиском помощи, с другой стороны. В качестве подтверждения приводится высокая коморбидность соматизированного синдрома и депрессии (Katon, Lin, von Korff, Russo, Lipscomb & Bush, ; Rief, ).

  1. No comments yet.
  1. No trackbacks yet.

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / Change )

Connecting to %s

%d bloggers like this: